«В самой сложной ситуации наше общество способно найти компромисс», - руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов — о вызовах в области межнациональных отношений

Острота межнациональной напряженности в России в последние годы заметно снизилась — подавляющее большинство населения не чувствует неприязни по национальному признаку. Каким образом удалось установить межэтническое согласие? Где оно подвергается наиболее серьезным вызовам? Нужно ли заставлять школьников учить региональные языки? На эти вопросы МИЦ «Известия» ответил руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов.
Выступая перед президентом на заседании совета по межнациональным отношениям вы сказали: «впервые за всю новейшую историю страны абсолютное большинство граждан из числа опрошенных — 93% — подтвердили отсутствие к себе неприязни по национальному признаку». Как вы считаете, благодаря чему был достигнут столь достойный показатель?
— Я хотел бы начать вообще с другого. Почему федеральное агентство по делам национальности вообще присутствует на экономических форумах? Вроде бы тематика совершенно другая, но я не вижу здесь ничего удивительного. Развитие любого субъекта, любого государства зависит от трех очень важных составляющих, которые очень сложно расставить по важности: это социально-экономическое развитие, общественно-политическая стабильность и межнациональное и межконфессиональное согласие. Без любого из трех элементов конструкция теряет стабильность. 93% на самом деле — очень хорошие цифры, и это объективный результат работы всех ветвей власти.
Когда в начале 2000-х годов было принято решение ликвидировать Министерство по делам национальностей, мы считали, что Российская Федерация имеет многовековой опыт межкультурного, межэтнического, межрелигиозного сотрудничества, представителей разных народов, разных этносов, разной культуры и религии и эту функцию государства сочли излишней. Но дальнейшие события показали, что не всё идеально. Вспомните столкновения на национальной почве на Манежной площади, в Бирюлево.
Если государство не занимается национальной политикой, то, если перефразировать известную фразу, национальная политика начнет заниматься государством. После этих событий руководством государства было принято решение о том, что необходимо выстраивать вертикаль власти, которая будет заниматься межэтническими отношениями нашей страны. Был создан совет при президенте, была разработана стратегия государственно-национальной политики, потом появился федеральный орган исполнительной власти, государственная программа госнацполитики. Уже после создания федерального агентства по делам национальностей органы исполнительной власти в регионах, которые отвечают за национальную политику, региональные программы стали приводиться в порядок и унифицироваться. Всё это и дало результат. 
Кроме того, значимые общественно-политические события, которые происходили в последние годы, конечно же, сыграли огромную роль в сплочении нашей страны. Это и воссоединение Крыма с Россией, и Олимпиада в Сочи, и чемпионат мира по футболу. Несмотря на колоссальное этнокультурное многообразие, которое присутствует в нашей стране, мы стали ощущать себя одним народом, одной страной, одной нацией. И всё это способствовало тому, что на сегодняшний момент 93% людей говорят, что не чувствуют себя плохо вне зависимости от национальности.
Хотя 7% в абсолютных цифрах — это очень много, почти 9 млн человек. И эти 9 млн имеют особенности концентрироваться на каких-то территориях Российской Федерации, которые являются предметом особого внимания. Например, везде где были депортации, напряжение еще присутствует. Мы ведем большую работу в Крыму. Если с точки зрения всего полуострова цифры не сильно отличаются от среднестатистических (примерно 9–11% людей на полуострове говорят, что у них иногда случаются проблемы в связи с их национальностью), то среди крымских татар эта цифра значительно выше. Это является предметом отдельной работы властей полуострова. И надо сказать, что если в 2014 году крымские татары практически проигнорировали референдум о независимости и просто не пошли на избирательные участки, то сегодняшняя ситуация в значительной степени другая. Абсолютное большинство крымских татар говорит о том, что они не испытывают проблем в своей повседневной жизни в связи со своей национальностью.
А теперь вопрос, который волнует большинство родителей. Это преподавание национального языка в школах. Естественно, приходит на ум сразу пример с Татарстаном, где отменили обязательное изучение татарского языка. Ваше отношение?
— Эта тема, наверное, была одной из самых острых в прошлом году, особенно в национальных субъектах. Если вы хотите знать мое мнение, то я считаю, что изучение родного языка в национальных субъектах Российской Федерации это абсолютный плюс для ребенка. Это расширяет его кругозор, способствует нормализации межнациональных отношений в регионе. Но делать это административно, заставлять семьи, детей изучать язык титульной национальности того или иного субъекта — напротив, создает напряжение. Семьи начинают жаловаться на то, что это очень сложно, особенно те, которые приезжают из других субъектов. И этот вопрос показал, что даже в самой сложной ситуации наше общество способно найти компромисс, и этот компромисс был найден.
Сейчас мы видим, что эта тема фактически ушла из повестки сегодняшнего обсуждения. Вот именно так и надо подходить: взвешенно, аккуратно к очень тонким и чувствительным для людей вопросам.
Регионы тоже можно понять: им не хочется терять ту культуру, которая веками создавалась.
— Конечно, потому что без языка нет народа, и это, наверное, самый важный элемент этнического самовосприятия.
— Какие основные приоритеты можно выделить в реализации национальной политики России в регионах?
— Приоритеты разные, поскольку и регионы между собой различаются. Им приходится сталкиваться с разными вызовами. Если брать субъекты Северо-Кавказского федерального округа, мы видим, что они фактически являются буфером на пути проникновения в нашу страну радикальных, экстремистских идей. И для них, конечно же, очень важна профилактика экстремизма на религиозно-национальной почве в первую очередь среди молодежи. Если брать субъекты (а их 28 в нашей стране), в которых проживают представители коренных малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока, то для них очень важно, с одной стороны, предоставить возможность представителям этих народов пользоваться достижениями современной цивилизации — это и связь, и современное здравоохранение, и возможность получить качественное образование. А с другой стороны, нужно очень чутко относиться к сохранению их традиционного образа жизни, культуры, народных промыслов, их среды обитания. Этого баланса очень сложно достигнуть.

В мегаполисах очень серьезными вызовами являются миграционные потоки, миграционное давление, изменение этнокультурного ландшафта в целых регионах. Поэтому региональные программы должны оценивать эти вызовы и угрозы и концентрироваться на тех проблемах, которые для того или другого субъекта наиболее важны. Ну и абсолютным приоритетом вообще для всей страны является межнациональное и межконфессиональное согласие, потому что без него мы обречены на проблемы. Если вспоминать Советский Союз, он распался именно по национальному признаку. Допустить повторно такие ошибки мы не имеем права, и я надеюсь, что этого не произойдет.